Добавить изображение

Логотип организации


Портал Новополоцка и Полоцка. Читай нас в соц. сетях!
Открытое письмо работников «Нафтана». Так ли всё плохо? Ответы из первых рук

Открытые письма сегодня стали еще одним неолимпийским видом спорта. Люди, которые ошиблись с выбором профессии, строчат и строчат. Благо на допинг их никто не проверяет. Одна такая анонимка наделала много шума в интернете. Познакомились с нею и читатели «НС». Первой реакцией была оторопь. Люди звонили в редакцию и спрашивали: «Неужели все так плохо на «Нафтане»? Неужели ему грозит участь второго «Титаника»?» Вопросы по существу. И мы решили получить ответы из первых рук. На просьбу о встрече заместитель генерального директора Сергей ЕВТУШИК отреагировал по-деловому: «Приезжайте!»

– Сергей Иванович, предлагаю провести диалог в таком ключе. Я привожу выдержки из письма, а вы их комментируете. Пойдет?
– Согласен. Приступим.
– «Провалены планы модернизации завода, которая началась более 6 лет назад».
– Первый объект модернизации – «Висбрекинг-Термокрекинг» – вступил в строй в 1998 году. Стратегия техперевооружения была намечена еще раньше – в середине 90-х. За прошедшие годы парк технологических мощностей обновился наполовину. Из четырех с небольшим десятков установок порядка 20 – объекты нового строительства и реконструкции. Именно поэтому индекс Нельсона у нас выше, чем на большинстве НПЗ России. На «Нафтане» он составляет 9,59 против 6 в среднем по заводам РФ.

Человек нашей отрасли понимает, о чем речь. Для других поясню. Индекс Нельсона – это суммарная оценка технической продвинутости предприятия. Он указывает на скорость обновления фондов, потенциал добавленной стоимости, качество продукции, ликвидность предприятия. Иначе говоря, по этой маркировке судят о том, в каком дивизионе выступает НПЗ.

За плечами новополоцких нефтепереработчиков две ударные пятилетки. Близится к завершению третья программа развития. Ее реализация позволит «Нафтану» войти в высшую лигу мировой нефтепереработки.

– Спасибо! Идем дальше. «Сотни миллионов долларов «омертвлены» в виде строительных фундаментов и конструкций из металла на строящихся и модернизируемых установках. Ни одна из запланированных к вводу даже близко не готова».

– Так и хочется воскликнуть: святая простота! Инвестиции в основные фонды – это не просто «длинные», а «очень длинные» деньги. Чем сложнее возводимые объекты, тем богаче история кредитования, тем дольше приходится ждать возврата потраченного. Даже после ввода новой мощности срок ее окупаемости в нефтепереработке и нефтехимии растягивается на 5–7 лет. В некоторых других отраслях – на все 15–20. Нормативы незатейливого бизнеса типа купи-продай здесь неприложимы.

«Омертвление» капитала – естественная фаза в промышленном строительстве. Что касается объектов, вошедших в 7 основных инвестпроектов текущей программы развития, то о степени их готовности читатели «НС» могут судить по фотоснимкам, сделанным на строительных площадках «Нафтана». Добавлю только, что в текущем году в парке действующих мощностей станет на 3 объекта больше. Пуск крупнотоннажной «первички» АТ-8 запланирован на сентябрь. Месяцем позже будет введена в эксплуатацию «Гидроочистка №2″, ближе к Новому году – установка по производству водорода.
– «Почему по отчетам Белстата показатели ОАО «Нафтан» в десять раз хуже, чем у мозырских коллег? Как так оказалось, что за последние несколько лет завод пришел к банкротству?»

– Мозырь и Новополоцк отнюдь не близнецы-братья. Наши коллеги работают на предприятии топливной специализации. Даже бензол, единственный вид ароматических углеводородов, их заставила вырабатывать «зеленая экономика». А Новополоцкий НПЗ изначально закладывался как завод топливно-масляно-ароматического профиля. Более того, с присоединением к нему «Полимира» он превратился в нефтехимический комплекс, аналогов которому нет на всем постсоветском пространстве.

На нашей ароматике – полностью или частично – работает вся нефтехимия страны. Бензол идет в Гродно, параксилол – в Могилев, толуол и ортоксилол – в Лиду, еще один вид этой группы нефтепродуктов – в Борисов. К названным поставкам нужно добавить сырьевые потоки, которые получает «Полимир», чтобы использовать их в процессе пиролиза. На круг получается более 600 тысяч тонн в год. И весь этот объем мы отдаем потребителям по солидарным ценам. Они поддерживают занятость тысяч людей, работающих на предприятиях-смежниках. Это не вся цепочка технологических переделов. За химиками стоят труженики легкой промышленности, строительной индустрии, агропромышленного комплекса, других отраслей экономики. Это еще одна армия труда, которая опосредованно зависит от Новополоцка.

налогичный эффект мы находим, когда начинаем отслеживать логистику базовых масел. Кроме «Нафтана», их в Беларуси никто не производит. А ведь это продукт стратегический. Он нужен станочному парку страны. Гигантам отечественного автопрома. Любым производствам, где есть конвейерные линии, транспортерное хозяйство, насосно-компрессорное оборудование, грузоподъемные механизмы, автотракторная техника, многое другое.

Получается, что «банкрот» остается несущей конструкцией народнохозяйственного комплекса, гарантом благополучия десятков тысяч семей во многих городах страны. Что касается рейтингов статистической службы, то не стоит их абсолютизировать. Все они формализованы и не рассчитаны на то, чтобы отслеживать подводные течения национальной экономики. Это топографическая съемка, главный ориентир которой – верхушка айсберга.

Резюмирую. Солидарные поставки сырья на предприятия белорусской нефтехимии. Сохранение ассортимента, не всегда выгодного корпорации, но жизненно необходимого стране. Возврат и обслуживание крупных валютных кредитов, связанных с инвестиционной политикой Общества. Ухудшение конъюнктуры на мировом рынке нефти. Оперативная необходимость наращивания оборотных средств для закупок российской нефти. Вот главные причины изменения объемов чистой прибыли на «Нафтане». А по валовой Новополоцк и Мозырь идут нога в ногу.

– «Рабочим на встречах с коллективом говорится только о необходимости ужаться в зарплате, приостановить колдоговор, убрать все льготы, избавиться от социальных объектов.»

– Да, в последнее время у нас в большом ходу оборот «оптимизация производства». Или «оптимизация экономики». Но это то, чем грамотный бизнес занимался везде и всегда. Это азбука любой деятельности, нацеленной на создание добавленной стоимости.

А теперь по пунктам. В 2015 году мы дважды повышали тарифную ставку 1-го разряда. Среднемесячная начисленная зарплата у производственного персонала находится примерно на том же уровне, как и у других ведущих предприятий концерна, включая Мозырский НПЗ.

Понятно, что у кого-то будет 5 миллионов, у кого-то 15, у инженера или управленца больше, чем у рабочего. В основе дифференциации образование, мера ответственности, квалификация, опыт, стаж работы по специальности. Согласитесь, было бы странным, если бы человек, работающий на заводе без году неделю, приравнивался в платежной ведомости к старожилу предприятия. Ведь именно кадровый костяк несет на себе главную тяжесть пожаро- и взрывоопасного производства.

Не секрет, были случаи, когда высококвалифицированный персонал уезжал за лучшей долей в Россию. Но там иная система ценностей. Хозяин частного НПЗ, живущий в каком-нибудь оффшорном раю, в любой момент мог посчитать, что текущие доходы не соответствуют его аппетитам, и законсервировать производство. Что делать людям? Надбавкой за стаж мы стараемся уберечь опытных работников от подобных ситуаций, закрепить их на предприятии.

В обиходе зарплату механически отделяют от социального пакета. Это не совсем корректно. У «Нафтана» – и это общепризнанно! – образцовый колдоговор. Один из лучших в стране. В нем более 40 статей, направленных на материальную поддержку работников. В разных житейских ситуациях. От свадьбы до тризны, что называется. И все они работают. По итогам 2015 года колдоговор выполнен в полном объеме. Выполняется он и в настоящий момент.

К примеру, путевка в корпоративный санаторий стоит порядка 10 миллионов рублей. Но заводчанин платит десятую часть фактического прейскуранта, то есть 1 миллион. Остальное берет на себя предприятие. Льготированием охвачены и многие другие сферы повседневной жизни. Рабочий спорт. Медицинские услуги. Оздоровление детей. Целевое образование и повышение квалификации… Если дать обобщающую цифру, то получится – в среднем, через механизмы колдоговора – ежемесячная зарплата работника увеличивается на 1 миллион рублей.

Наш соцпакет предусматривает и такую эксклюзивную услугу, как страхование дополнительной пенсии. Начиная с 2004 года «Нафтан» в статусе Нанимателя ежемесячно перечисляет страховщикам за каждого работника по две базовые величины. Средства накапливаются по мере приближения человека к пенсионной дате. Выходя на заслуженный отдых, он – подчеркну, в нынешних условиях – получает порядка 20–40 миллионов рублей. Много ли предприятий из числа «не банкротов» могут похвалиться такой заботой о человеке труда?!

О социальной инфраструктуре. Она закладывалась и формировалась в иных исторических условиях и несет на себе печать отжившей модели хозяйствования. Рыночные принципы наших дней медленно, но верно перекраивают отношения производства и периферии. Мы вынуждены заниматься балансированием доходов и расходов. Это вопрос конкурентной борьбы, более того – выживания на целевом рынке.

Какова тактика оптимизации? Действуем по обстоятельствам. Часть непрофильных объектов отдаем в коммунальную собственность. Что-то переводим на баланс специализированных организаций либо выставляем на продажу. Наши оппоненты, зацикленные на деталях, упускают из виду главное. Сегодня миром правит узкая специализация. Разве может нефтепереработчик или химик выиграть конкуренцию на поле гостиничного бизнеса? Нет, конечно. Здесь все козыри на руках человека, которого специально готовили для карьеры в индустрии гостеприимства.
Отдельно скажу о ДВС «Садко». Мы передали его городу. Был заводской, стал городской. Что, в принципе, изменилось для работников «Нафтана» при сохранении 50-процентной льготы на абонемент? Приходи – и плавай! Точно так же мы пользуемся любой другой возможностью в сфере услуг. Нам важны качество и цена.

Но и при известном секвестре социальная сфера «Нафтана» внушает уважение человеку непредвзятому. Уйдя от обременительного дубляжа, предприятие оставляет за собой ведомственную поликлинику, санаторий, базу отдыха, детский лагерь, спорткомплекс «Нефтяник», Дворец культуры, девять общежитий. При участии отраслевого профсоюза мы продолжаем финансировать нашу СДЮШОР, в которой на отделениях легкой атлетики и плавания занимается более 400 ребятишек.

– Последнее, Сергей Иванович. Хотя, может быть, именно с этого надо было начинать. Подметное письмо – раньше так этот жанр назывался – авторизовано без лишних затей: «По поручению работающих на ОАО «Нафтан» (следует подпись-закорючка) Чабан А.И. Не знаю, как вам, а по мне, так стилистика выдает протокольную душу. Так подписывают документы люди, поднаторевшие в казенных бумагах.

– У нас, действительно, работал Алексей Иванович Чабан. В мае 2015 года он был призван в армию. Мы с ним связались. Парень от письма открестился. Вывод простой: его именем решили воспользоваться люди, нечистые и на руку, и на душу. Это не просто какая-то рядовая анонимка, а злонамеренная, циничная провокация, направленная на дестабилизацию трудового коллектива, дискредитацию руководства предприятия и государственной власти в целом. Информационный вброс, кроме того, имеет все признаки заказа, направленного на подрыв рыночных позиций «Нафтана», обслуживание интересов его прямых конкурентов.

novaya.by